Уголовные дела в отношении врачей

Чтобы получить консультацию, вы должны быть зарегистрированы на нашем сайте и авторизованы.

Уголовные дела врачей

Особый порядок рассмотрения уголовного дела в отношении врача имеет свои правовые последствия, и не все их понимают.

Часто врач соглашается на рассмотрение дела в особом порядке под влиянием эмоций, усталости от длительности процесса, и решение принимается не в его пользу.

Рассмотрены особенности уголовных дел в отношении врачей и правовой аспект полного признания вины в ходе судебного разбирательства.

Уголовные дела врачей: особый порядок

Все большая часть судебных разбирательств в отношении врачей рассматривается в особом порядке, поскольку данный вариант значительно ускоряет завершение процесса.

При этом судья не будет изучать показания свидетелей, исследовать медицинские документы и проводить прочие процедуры – обвинение основывается на признании вины обвиняемого.

Вместе с тем, решение врача об особом порядке во многих случаях сложно назвать взвешенным, оно принимается под влиянием эмоционального давления и психологической усталости от участия в уголовном деле.

Не осознавая всех правовых последствий своего решения, врач может получить судимость и лишиться своей должности.

Рассмотрим специфику особого порядка в отношении врачей на практических примерах.

Особый порядок рассмотрения уголовного дела: пример

Гражданин С., находясь в состоянии алкогольного опьянения, упал в подъезде и ударился головой о бетонный пол. На место происшествия прибыли скорая помощь, которая предварительно диагностировала у пациента закрытую черепно-мозговую травму.

Пациент был доставлен в ближайшее медучреждение и госпитализирован в хирургическое отделение, где его осматривал хирург П. Бригада скорой помощи также передала врачу сопроводительный лист, из которого были ясны обстоятельства произошедшего и предварительный диагноз.

П. провел внешний осмотр пациента и не выявил никаких гематом или повреждений кожных покровов, рентген черепа также показал отсутствие повреждений. Хирург поставил свой диагноз – повреждение барабанной перепонки справа.

В результате пациент умер, а против врача было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК РФ, т.е. причинение смерти по неосторожности.

Районный суд признал врача-хирурга виновным, посчитав, что смерть больного наступила в результате ненадлежащего исполнения врачом своих профессиональных обязанностей. В качестве наказания П. был приговорен к 1 году и 3 месяцам ограничения свободы.

Причиной смерти С. стала закрытая черепно-мозговая и черепно-лицевая травма, которую сопровождали переломы костей основания и свода черепа, также произошло кровоизлияние в головной мозг с его последующим отеком.

Суд считает, что врач не создал условия для лечения пациента и предотвращения его смерти, не принял мер к госпитализации в специализированное медучреждение. Также он проигнорировал симптомы черепно-мозговой травмы, не провел томографию мозга.

Увидеть повреждения врачу не позволило низкое качество рентгенограммы.

Таким образом, непосредственно действия врача привели к смерти С., поскольку он в силу своих обязанностей должен был и мог предвидеть подобные последствия.

Неоднозначным было экспертное заключение по результатам вскрытия С. В нем эксперты сказали о том, что характер травмы пациента не свидетельствует о том, что она несовместима с жизнью.

При условии своевременной госпитализации и осуществлении наблюдения за больным, врач мог установить верный диагноз и оказать необходимую помощь пострадавшему. Эксперты отметили, что постановка правильного диагноза увеличила бы вероятность спасения жизни пациента.

Такая формулировка не позволяет установить прямую причинно-следственную связь между действиями хирурга и последствиями – смертью, хотя именно она и стала основой для вынесения обвинительного приговора.

Неясно и то, какую роль в установлении диагноза сыграли некачественные снимки, и мог ли врач на их основании поставить верный диагноз. Эти вопросы не были рассмотрены в ходе судебного следствия, поскольку врачом был избран особый порядок рассмотрения уголовного дела.

Когда врач может выбрать особый порядок

Уголовные дела врачей могут рассматриваться в особом порядке, если сам обвиняемый на этапе ознакомления с материалами уголовного дела представил соответствующее ходатайство.

Подобное ходатайство является правом, а не обязанностью врача, и в соответствии с положениями УПК РФ, следственные органы должны разъяснить ему право на применение особого порядка, а также его правовые последствия.

Если это условие не соблюдается, нарушается право обвиняемого на законную защиту. В результате инициируется предварительное слушание, на котором суд может решить о возвращении уголовного дела в прокуратуру. Подобная позиция изложена в постановлении ВС РФ № 60 от 05.12.2006 года.

В уголовно-процессуальном кодексе РФ содержатся и другие условия применения особого порядка:

  • обвиняемый заявил о желании рассмотрения дела в особом порядке и в присутствии своего адвоката;
  • обвиняемый полностью согласен с предъявленными обвинениями;
  • подследственный осознал, какие правовые последствия наступают в связи с применением особого порядка;
  • другие стороны процесса не возражают против такого развития событий;
  • в уголовном деле присутствует доказательственная база, которая полностью обосновывает обвинение;
  • обвиняемый согласен с обвинением и полностью понимает его содержание.

Кроме того, рассматриваемое дело должно относиться к преступлениям, наказание за совершение которых не превышает 10 лет лишения свободы.

Приведенный нами выше случай полностью соответствовал этим условиям. Врач-хирург П. ознакомился с утвержденным прокурором обвинением и заявил, что обвинение ему понятно.

Поскольку свою вину в смерти пациента врач полностью признал, то после консультации с защитником он заявил ходатайство, после которого был принят особый порядок рассмотрения уголовного дела.

Также обвиняемый подтвердил, что ему понятны последствия рассмотрения дела.

Преимущества и недостатки особого порядка в отношении врачей

Уголовные дела врачей все чаще рассматриваются в особом порядке.

Назовем основные причины, по которым обвиняемые выбирают такой вариант развития событий:

  • рассмотрение дела проходит быстрее;
  • судебное разбирательство в общепринятом смысле не проводится – суд не исследует доказательства и не выслушивает свидетелей;
  • снижается предел ответственности обвиняемого (не более 2/3 от максимально возможного и самого строгого наказания).

Кроме того, выбор особого порядка предопределяет обвинительный характер приговора.

Отметим, что уголовные дела врачей сами по себе являются сложными и специфичными, и рассмотрение многих деталей на судебном процессе способствует доказательству невиновности врача.

Выбирая особый порядок, обвиняемый заранее соглашается с предъявленным обвинением, то есть со всеми обстоятельствами дела и с их юридической оценкой.

Вместе с тем, положения УПК РФ не запрещают судам выносить иные виды решений по делам, рассматриваемым в особом порядке.

В суде можно пересмотреть действия врача и сменить квалификацию дела, а также и вовсе прекратить уголовное преследование, но только тогда, когда для этого не нужно исследовать собранные в ходе следствия доказательства.

Особый порядок рассмотрения уголовного дела подразумевает, что обвиняемый лишает себя многих возможностей – отметить противоречия в проведенных исследованиях и экспертизах, указать на дефекты расследования и другие явные несоответствия.

Читайте также  Какой срок за вымогательство денег

Суда в ходе особого порядка интересует только сам обвиняемый и характеристики его личности, а также наличие условий, которые отягчают или смягчают наказание.

Таким образом, особый порядок уголовного дела всегда заканчивается обвинительным приговором.

Другой аспект, который не учитывается медработником – может получить более строгое наказание, чем ожидалось. Весь судья ограничен лишь 2/3 максимального и самого строгого наказания, на другие виды наказаний данные ограничения не распространяются.

Поэтому вдобавок к условному сроку врач может быть еще и лишен права заниматься медицинской деятельностью.

Важным последствием применения особого характера по уголовному делу является и ограничение его обжалования – врач не сможет подать ни апелляцию, ни кассацию. Также суд не будет рассматривать жалобы осужденных по поводу неверной квалификации произошедшего.

Однако, обжалование допустимо при неправильном применении закона или нарушении норм УПК сторонами дела.

Все это говорит нам о том, что выбирать особый порядок рассмотрения уголовного дела в большинстве случаев просто нецелесообразно. На практике врачи идут на это исходя из уговоров адвокатов и следователей.

В связи с этим, в начале рассмотрения уголовного дела суд должен еще раз объяснить, что такое особый порядок, и без искажений отразить основные его последствия, о которых мы рассказали выше.

Гражданские иски и варианты действий подсудимого

Часто уголовные дела против врачей сопровождаются и гражданскими исками потерпевших. Выбор особого порядка означает также и поддержку предъявленных требований по возмещению причиненного вреда, и в последующем свое несогласие с назначенными суммами будет уже сложно.

Как поступить в случае несогласия обвиняемого с содержанием гражданского иска:

  1. Судья отменяет решение о рассмотрении дела в особом порядке, и оно слушается в стандартном порядке.
  2. Гражданский иск выделяется в отдельное производство, где решается вопрос о его размере и предмете.

Врач, который является обвиняемым по уголовному делу, должен помнить, что заявить о рассмотрении дела в особом порядке можно после ознакомления с уголовным делом и до назначения основного судебного заседания. Можно дождаться назначения предварительного слушания, и, оценив все обстоятельства, сделать выводы после него.

Стоит осознавать и понимать то, что наказание по делу, рассмотренном в особом порядке, может быть не таким мягким, как вы рассчитывали.

Сосредоточьтесь на своей защите, и принимайте подобные решения только после того, когда критически будут взвешены все плюсы и минусы особого порядка.

Помните и о том, что приговор будет обвинительным, обжаловать его будет сложно, а судимость влечет свои социальные и правовые последствия.

Обсуждение практический ситуаций

Да, должна.

Штатному сотруднику, направленному в командировку, организация обязана возместить:

  • расходы на проезд;
  • расходы по найму жилого помещения;
  • дополнительные расходы, связанные с проживанием вне постоянного местожительства (суточные);
  • другие расходы, произведенные с разрешения или ведома администрации организации.

Также обращаем внимание, что незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну (что имело место в Вашем случае), без его согласия образует состав преступления, предусмотренного ст. 137 УК РФ.

Семинары

Прямой эфир

Публикации экспертов

Как себя вести врачам, если к ним проявлен интерес со стороны правоохранительных органов? В сегодняшних условиях, когда интерес к медицинским работникам со стороны правоохранительных органов все возрастает – вопрос далеко не праздный. До того как будет принято решение о возбуждении или отказе от возбуждения уголовного дела, согласно требованиям статей 144 и 145 Уголовно-процессуального кодекса РФ, правоохранительными органами выполняется, так называемая «доследственная проверка» заявления или сообщения о преступлении, в ходе которой устанавливается действительно ли имеется состав правонарушения. Результаты доследственной проверки, как правило, имеют определяющее значение для решения по принятому заявлению (сообщению): либо проверяющие определят ситуацию как криминальную, либо у них сформируется критическое отношение к сообщению о преступлении, а следовательно и к перспективе возбуждения уголовного дела и направления его в суд.

Повседневную работу современного российского врача можно сравнить с хождением по минному полю: с одной стороны, его долг – помочь пациенту, с другой, в сегодняшних реалиях постоянных судебных исков, а нередко и возбуждения уголовных дел в отношении врачей, его задача – минимизировать риски в своей работе так, чтобы это и не мешало качественному лечению, и одновременно не ставило бы врача под удар, если пациент по той или иной причине окажется недоволен результатами медицинской помощи. С помощью эксперта Национальной медицинской палаты, президента Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медэкспертизе доктора медицинских наук Алексея Старченко, мы попытались разобраться как именно врачи могут минимизировать риски в повседневной деятельности.

Заключения НМП

Институт независимой экспертизы является одним из действенных институтов, необходимых для формирования полноценного гражданского общества. В настоящее время как в медицинской, так и в пациентской среде существует запрос на создание эффективного и прозрачного механизма экспертных оценок. Эти оценки должны быть основаны на принципах доказательной медицины, сертифицированных научных методиках при соблюдении принципа независимости. При этом главной проблемой является именно обеспечение реальной независимости экспертов. Надо признать, что действующая ситуация в сфере экспертизы качества медицинской помощи не позволяет в полной мере реализовать принцип ее независимости, так как подавляющее большинство экспертов в той или иной мере связано с системой здравоохранения.

Пациентка С., 83 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО 03.06.2015 г. в 1 0.08 из поликлиники с направительным диагнозом «Левосторонняя нижнедолевая пневмония».

Пациент Б., 1954 года рождения, поступил 06.11.15 г. в 15.49 в приемное отделение БУЗ ВО в порядке скорой помощи с диагнозом: «ИБС. Острый трансмуральный инфаркт миокарда». В 15.50 осмотрен врачом-кардиологом, анестезиологом-реаниматологом, заведующим приемным отделением.

Пациент М.,1975 г.р., доставлен бригадой скорой медицинской помощи в приемное отделение БУЗ ВО 29.08.2015 г. с направительным диагнозом «МКБ. Хронический пиелонефрит, обострение». Пациент предъявлял жалобы на приступообразные боли внизу живота, затрудненное мочеиспускание мелкими порциями.

Пациент Ч., 75 лет, по направлению из БУЗ ВО с диагнозом «Желудочно-кишечное кровотечение? Острая пневмония в нижней доле справа?» в порядке неотложной помощи доставлен в приемное отделение БУЗ ВО 20.12.2015 г. в 13.15, где был осмотрен врачом-хирургом хирургического отделения Б.

Пациентка Б., 35 лет, была доставлена в приемное отделение БУЗ ВО 30.09.2015 г. бригадой скорой медицинской помощи с места дорожно-транспортного происшествия с направительным диагнозом «ЗЧМТ, СГМ? Закрытый перелом н/3 левого предплечья. Тупая травма живота?». 30.09.2015 г. в 2 ч 20 мин пациентка осмотрена в приемном отделении дежурным врачом-травматологом Т.

Проект реализуется с использованием гранта президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленным Фондом президентских грантов (распоряжение президента Российской Федерации от 3 апреля 2017 года № 93-рп)

Около 6,6 тыс. человек обратились в 2018 году в Следственный комитет с жалобами на некачественное оказание медицинской помощи или на врачебные ошибки, что примерно на 9,5% больше, чем по итогам 2017 года (тогда было чуть более 6 тыс. обращений). Об этом RT сообщили в пресс-службе СК.

Число уголовных дел, возбуждённых по факту жалоб и обращений, превысило 2,2 тыс. — это примерно на 24% больше, чем в 2017 году.

Если сравнить эти данные с показателями 2012 года, то можно констатировать, что количество жалоб увеличилось в три раза, а уголовных дел стало больше примерно в семь раз.

Читайте также  Законно ли продавать вещи на авито

Примерно десятая часть возбуждённых дел доходит до суда. Как ранее заявляли в СК, ведомство «не может не реагировать на обращения граждан о причинении вреда их здоровью или о смерти их родственников от действий медицинских работников».

Группы риска

Помимо фиксации жалоб и подсчёта числа уголовных дел, в Следственном комитете провели подробное исследование самих врачебных ошибок.

Так, в феврале 2019 года главе Минздрава РФ Веронике Скворцовой было направлено письмо за подписью главы СК Александра Бастрыкина (документ есть в распоряжении RT). В нём Бастрыкин отмечает, что одним из приоритетных направлений деятельности СК является расследование преступлений о ненадлежащем оказании гражданам медицинской помощи и «профилактика таких общественно опасных деяний».

К письму прикреплены результаты исследования криминалистических особенностей преступлений, связанных с ненадлежащим оказанием медицинской помощи.

В Главном управлении криминалистики Следственного комитета были изучены материалы 143 уголовных дел, которые находились в производстве в 2016—2017 годах. Большинство из них были возбуждены против медицинских работников по статье 109 Уголовного кодекса («Причинение смерти по неосторожности»).

По результатам анализа этих дел выяснилось, что большинство подобных преступлений совершаются врачами-хирургами (27%), акушерами-гинекологами (17%) и анестезиологами-реаниматологами (13%). При этом большинство врачей, совершивших преступление (58%), — мужчины.

«Большинство врачебных дефектов допускается в городских медицинских учреждениях (73%), реже — в расположенных в сельской местности (27%). Из них 94% относятся к бюджетным учреждениям, остальные — к коммерческим», — отмечается в исследовании СК.

Ведомство изучило массив преступлений, которые привели к смерти 123 человек, в 20 случаях здоровью пациентов был нанесён вред. Чаще всего причинами врачебных ошибок становятся неправильный диагноз и проведённое с нарушениями обследование.

Письмо Александра Бастрыкина и результаты исследования уже разосланы в региональные Минздравы и департаменты здравоохранения.

«Системные сбои»

В целом врачебное сообщество настороженно относится к практике возбуждения уголовных дел в отношении медиков, однако специалисты готовы признать, что ошибки случаются.

«Системные сбои приносят свои плоды. Сокращения, дефицит кадров, увеличение нагрузки на врачей. Практически уничтожен младший медицинский персонал. Это не может не сказаться на объективным росте того, что называют врачебными ошибками. Уставший, невыспавшийся врач или медсестра, которые работают на нескольких ставках, естественно, более подвержены подобным вещам», — считает сопредседатель профсоюза медработников «Действие» Андрей Коновал.

Отдельно эксперт отмечает, что исключение составляют те случаи, когда врач ошибается из-за откровенной халатности. Такие преступления должны быть расследованы, а виновных необходимо наказывать.

По мнению Андрея Коновала, в последние годы уровень недовольства качеством оказанной медпомощи в стране растёт и Следственный комитет реагирует на эту ситуацию.

«СК в каком-то смысле отрабатывает социальный заказ. Чтобы, с одной стороны, кнутом заставить медиков лучше работать, а с другой — предложить разгневанным гражданам удобную мишень для выражения своих эмоций», — считает он.

«Контроль не отрегулирован»

По словам президента Лиги защитников пациентов Александра Саверского, шесть тысяч обращений за весь год — это очень мало.

«По данным Федерального фонда ОМС, из года в год примерно 10% медицинских услуг оказывается с дефектами. И это только то, что эксперты страховых компаний видят по документам, не видя самого пациента. То, с чем имеет дело Следственный комитет, — это маленькая верхушка айсберга», — считает эксперт.

По его словам, под удар попали хирурги, акушеры-гинекологи, анестезиологи-реаниматологи и врачи скорой помощи. Некоторые из них настолько напуганы проверками СК, что готовы уйти из профессии, независимо от того, допускали они какие-либо ошибки или нет.

По словам Саверского, гораздо эффективнее было бы перевести ответственность врачей в рамки административного кодекса (за исключением грубых преступлений, повлекших за собой тяжёлые последствия). Как полагает эксперт, важно также ввести такое наказание, как пожизненное лишение врачебной лицензии за разного рода нарушения. Именно этого зачастую и требуют те пациенты, которые пострадали от рук недобросовестных медиков.

«Регулировать деятельность целой профессии уголовным кодексом — это нонсенс. Медицина связана с массой неопределённостей и сомнений, это факт. Поэтому вся эта неопределённость не может быть неотвратимо наказуема»,— уверен Александр Саверский.

При этом он отмечает, что контроль за врачебной деятельностью абсолютно не отрегулирован ни со стороны законодателей, ни со стороны правоохранительных органов, ни со стороны самих медиков.

«А как результат мы имеем с вами вот такую статистику: за последние годы уровень недоверия к врачам у населения вырос с 35% до 55%. И вот это реально страшно», — констатирует эксперт.

Дело Мисюриной

В 2018 году большой общественный резонанс получило дело врача-гематолога Елены Мисюриной. Специалиста с многолетним стажем обвинили в причинении пациенту смерти по неосторожности из-за неправильно проведённой медицинской манипуляции. В январе прошлого года женщину приговорили к двум годам лишения свободы.

На сторону врача встали её коллеги, пациенты, представители Департамента здравоохранения Москвы. Под влиянием общественности дело отправили на доследование, а приговор в отношении Мисюриной был отменён.

Сама Елена Мисюрина сейчас продолжает работать, хотя фактически всё ещё находится под следствием.

Пока следственные органы и врачебное сообщество спорят о правовых, моральных и профессиональных ошибках, со страшными и порой непоправимыми последствиями сталкиваются пациенты.

На днях стало известно об уголовных делах против врачей Калининградского областного перинатального центра. И.о главврача Елену Белую обвиняют в организации убийства новорожденного. Это дело соединили с предыдущим, по которому Белую в ноябре 2018 года отправили под домашний арест. Тогда ее обвинили в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий. Претензии у следствия возникли также к реаниматологу перинатального центра Элине Сушкевич.

В ноябре 2018 года в центре родился ребенок весом 700 граммов. По версии следствия, Белая и Сушкевич убили сильно недоношенного младенца в роддоме, внеся в журнал запись о мертворожденном ребенке, чтобы «не портить статистику медучреждения, что могло негативно повлиять на назначение Белой на должность главврача».

Члены профсоюза медработников «Действие», профсоюза работников скорой помощи «Фельдшер.ру» и других профессиональных организаций направили обращения к международным сообществам медиков в связи с делом Белой и Сушкевич. Они утверждают, что медики в России испытывают репрессии и гонения со стороны общества и власти, а уголовная ответственность за медицинские ошибки предоставляется в неверном свете под видом умышленных убийств.

Количество уголовных дел в отношении врачей в России растет с каждым годом. Если в 2012 году по результатам 2100 обращений граждан завели 311 уголовных дел, то в 2017 году число обращений в СК увеличилось до 6050, а количество дел — до 1791 В апреле 2019 года замглавы Главного управления криминалистики СКР Анатолий Сазонов сообщил, что за 2018 год было зафиксировано 6500 жалоб на действия медиков, по ним следователи возбудили 2029 дел, 300 из них дошли до суда.

The Insider вспоминает наиболее громкие дела врачей последних лет.

Дело Елены Мисюриной

Одно из самых известных — уголовное дело против московского гематолога Елены Мисюриной. По данным следствия, 25 июля 2013 года Мисюрина при проведении трепанобиопсии нарушила «методику, тактику и технику» процедуры, в результате чего произошло «сквозное повреждение кровеносных сосудов» пациента, который в результате скончался. В 2015 году против нее было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности». Позднее его переквалифицировали на ч. 2 ст. 238 УК РФ «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности и повлекших по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека».

Читайте также  Восстановление срока в банкротстве

Свою вину Мисюрина не признала. 24 января 2018 года Черемушкинский суд Москвы признал Мисюрину виновной и приговорил к двум годам колонии общего режима. 16 апреля Мосгорсуд отменил приговор.

Приговор Мисюриной вызвал большой резонанс. В соцсетях были организованы акции с хештегом #ЯЕленаМисюрина, на портале Change.org организовали сбор подписей в поддержку Мисюриной. Ряд главных врачей московских клиник, ученых и волонтеров выступили с заявлениями о неправосудности приговора и опасности для здравоохранения, которую влечет уголовное преследование врачей за врачебные ошибки, не связанные с халатностью.

Дело о гибели Марии Дроновой

В ноябре 2018 года в Воронеже умерла 89-летняя пенсионерка Мария Дронова. Она попала в больницу с диагнозом «гангрена обеих нижних конечностей, слева влажная, справа сухая». Врачи могли признать ее неоперабельной, могли ампутировать обе ноги одновременно или произвести ампутацию поочередно, начиная с той ноги, которая приводила к наибольшей интоксикации организма. Выбрали последний вариант. Позднее пенсионерке пришлось ампутировать вторую ногу, на которой началась гангрена.

Сын Дроновой Андрей утверждал, что врачи ампутировали ей здоровую ногу вместо больной. Следственный комитет по Воронежской области возбудил уголовное дело по части 2 статьи 118 УК РФ («Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей»).

Медики написали заявление в полицию, в котором обвинили Андрея Дронова в том, что он требовал у них 5 млн рублей и похитил часть документов из карты пенсионерки. Старший сын погибшей Игорь Дронов, в свою очередь, заявил, что «был готов к ампутации обеих ног» и потому «не был особенно удивлен».

Собственное расследование провел союз медицинского сообщества «Национальная медицинская палата». Департамент здравоохранения и эксперты НМП пришли к выводу, что врачи невиновны.

Дело Зайтуны Кудояровой

В июне 2018 года в Уфы судебный процесс по обвинению 71-летней акушера-гинеколога поликлиники №47 Зайтуны Кудояровой в «пр