Судебная практика по ст 308 ук рф

Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний либо уклонение потерпевшего от прохождения освидетельствования, от производства в отношении его судебной экспертизы в случаях, когда не требуется его согласие, или от предоставления образцов почерка и иных образцов для сравнительного исследования –

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

Примечание. Лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников.

Комментарии к ст. 308 УК РФ

1. Объект – нормальная деятельность органов суда, следствия или дознания по получению достоверных доказательств. В процессуальном праве закреплена обязанность свидетеля и потерпевшего давать показания, сообщать все известное им по делу и отвечать на поставленные вопросы. Уклонение от исполнения этой обязанности существенно затрудняет деятельность органов суда, предварительного следствия и дознания, может привести к неполному исследованию обстоятельств дела и вынесению неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

2. Объективная сторона выражается в отказе свидетеля или потерпевшего от дачи показаний, т.е. в демонстративном нежелании выполнить процессуальную обязанность дать правдивые показания. Отказ от дачи показаний выражается в ясном и категоричном заявлении, сделанном как устно, так и письменно.

Для наличия данного состава преступления не имеет значения, давал ли свидетель или потерпевший ранее показания по делу, отказывается отвечать на все вопросы или часть из них. Необходимо лишь, чтобы указанные лица не желали давать показания при отсутствии уважительных причин.

Если свидетель или потерпевший искажает фактические обстоятельства, относящиеся к предмету доказывания или предмету иска, действия его подпадают под признаки ст. 307 УК.

3. Преступление окончено с момента совершения указанных в законе действий.

4. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Мотивы и цель преступления в законе не указаны и могут быть различными.

5. Субъект преступления специальный – свидетель или потерпевший.

6. Согласно примечанию к ст. 308 лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против самого себя, своего супруга или своих близких родственников.

Не могут допрашиваться в качестве свидетеля:

защитник обвиняемого – об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника;

лицо, которое в силу своих физических или психических недостатков неспособно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания;

адвокат, представитель профессионального союза и другой общественной организации – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением ими обязанностей представителя.

Отказ указанных лиц от дачи показаний правомерен, и он не образует состава рассматриваемого преступления.

Не подлежат ответственности по ст. 308 священнослужители, отказавшиеся сообщить сведения, ставшие им известными из исповеди. Ссылка на необходимость сохранения других видов тайны (коммерческой, врачебной и т.п.) не исключает наличие состава преступления в действиях лица.

Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний либо уклонение потерпевшего от прохождения освидетельствования, от производства в отношении его судебной экспертизы в случаях, когда не требуется его согласие, или от предоставления образцов почерка и иных образцов для сравнительного исследования –

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

Примечание. Лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 308 УК РФ

1. Объективная сторона преступления выражается в отказе свидетеля или потерпевшего от дачи показаний, т.е. в демонстративном нежелании выполнить процессуальную обязанность – дать правдивые показания. Отказ от дачи показаний выражается в ясном и категоричном заявлении, сделанном как устно, так и письменно.

Для наличия данного состава преступления не имеет значения, давал ли свидетель или потерпевший ранее показания по делу, отказывается отвечать на все вопросы или часть из них. Необходимо лишь, чтобы указанные лица не желали давать показания при отсутствии уважительных причин.

Если свидетель или потерпевший искажает фактические обстоятельства, относящиеся к предмету доказывания или предмету иска, действия его подпадают под признаки преступления по ст. 307 УК.

2. Преступление окончено с момента совершения указанных в законе действий.

3. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

4. Субъект преступления специальный – свидетель или потерпевший.

5. Согласно примечанию к ст. 308 УК лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против самого себя, своего супруга или близких родственников.

Не могут допрашиваться в качестве свидетеля:

– защитник обвиняемого – об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника;

– лицо, которое в силу своих физических или психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания;

– адвокат, представитель профессионального союза и другой общественной организации – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением ими обязанностей представителя.

Отказ указанных лиц от дачи показаний правомерен, и он не образует состава рассматриваемого преступления.

Не подлежат ответственности по ст. 308 УК священнослужители, отказавшиеся сообщить сведения, ставшие им известными из исповеди. Ссылка на необходимость сохранения других видов тайны (коммерческой, врачебной и т.п.) не исключает наличия состава преступления в действиях лица.

Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний либо уклонение потерпевшего от прохождения освидетельствования, от производства в отношении его судебной экспертизы в случаях, когда не требуется его согласие, или от предоставления образцов почерка и иных образцов для сравнительного исследования –

Читайте также  Как заключить договор по интернету

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

Примечание. Лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников.

Комментарий к ст. 308 УК РФ

Основным объектом этого преступления выступают интересы правосудия. Дополнительный объект – права и свободы человека и гражданина, законные интересы физических и юридических лиц.

Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в том, что в результате его совершения затрудняется деятельность по осуществлению правосудия, создаются препятствия по установлению истины, полному всестороннему и объективному расследованию дела.

В отличие от свидетеля и потерпевшего подозреваемый и обвиняемый вправе не давать показаний.

За уклонение эксперта от дачи заключения уголовная ответственность не установлена. Виновный может быть привлечен к дисциплинарной ответственности (например, экспертным учреждением, где он работает) либо к гражданско-правовой ответственности (например, эксперт – индивидуальный предприниматель за то, что не исполнил свои обязательства по договору возмездного оказания услуг, ст. ст. 779 – 783 ГК РФ).

Отказ потерпевшего или свидетеля от дачи показаний по делу об административном правонарушении согласно ст. ст. 25.2 и 25.6 КоАП РФ влечет ответственность по ст. 17.7 КоАП РФ, в силу чего уголовная ответственность за указанные действия в действующем уголовном законодательстве не предусмотрена.

Согласно УПК РФ (ст. ст. 277 и 278), ГПК РФ (ст. 176), АПК РФ (ст. 56) свидетель и потерпевший предупреждаются об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний. О чем они дают подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания.

Объективная сторона преступления выражается в отказе свидетеля или потерпевшего от дачи показаний.

По конструкции объективной стороны состав преступления является формальным. Он может быть совершен как путем действий (прямой устный или письменный отказ давать показания), так и бездействием (молчание в ответ на предложение дать показания). Преступление считается оконченным в момент совершения любого из этих деяний независимо от наступивших последствий.

Дальнейшее поведение лица (например, дача показаний в суде после отказа дать их на предварительном следствии) не влияет на квалификацию содеянного, но может быть учтено при индивидуализации ответственности (например, при решении вопроса о применении ч. 2 ст. 14 УК РФ). Также не свидетельствует об отсутствии состава тот факт, что лицо ранее уже давало показания.

Если причинами отказа послужили факты физического или психического принуждения к такому отказу, то вопрос об уголовной ответственности свидетеля или потерпевшего, отказавшихся давать показания, решается исходя из положений ст. 40 УК РФ, предусматривающей упомянутые виды принуждения в качестве одного из обстоятельств, исключающих преступность деяния. Одновременно следует рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела по ст. 309 УК РФ в отношении лица, принуждающего свидетеля или потерпевшего к уклонению от дачи показаний.

Как и применительно к предыдущему составу преступления, отсутствие предупреждения об уголовной ответственности в случае отказа свидетеля или потерпевшего от дачи показаний относится к числу конструктивных признаков состава и исключает уголовную ответственность. Этот вывод, с нашей точки зрения, подтверждается положениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" , где говорится о том, что при рассмотрении гражданских и уголовных дел судам необходимо учитывать, что в силу ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом; названное конституционное положение должно быть разъяснено не только подсудимому, но также его супругу или близкому родственнику перед допросом этого лица в качестве свидетеля или потерпевшего; в противном случае показания таких лиц должны признаваться судом полученными с нарушением закона и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого (подозреваемого). Таким образом, несоблюдение рассматриваемого процессуального требования Пленум Верховного Суда РФ связывает с недопустимостью доказательств и отсутствием состава отказа от дачи показаний.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 1.

От отказа следует отличать уклонение свидетеля и потерпевшего от явки в суд. Указанное деяние влечет не уголовную, а процессуальную ответственность, которая исчерпывающим образом указана в ст. 111 УПК РФ.

Примечание к статье гласит, что не подлежит уголовной ответственности отказ от дачи показаний против самого себя, своего супруга или своих близких родственников. Это соответствует положениям ст. 51 Конституции РФ.

Следует иметь в виду, что СК РФ в ч. 2 ст. 1 указывает, что признается лишь брак, заключенный в органах записи актов гражданского состояния (ЗАГС). Следовательно, только лица, состоящие в официально зарегистрированном браке, подпадают под действие данного примечания и не подлежат уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против своего супруга.

Часть 2 ст. 51 Конституции РФ гласит, что федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Указанное положение Конституции нашло свое развитие в ч. 3 ст. 56 УПК РФ. Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) судья, присяжный заседатель – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;

2) защитник подозреваемого, обвиняемого – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу;

3) адвокат – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;

4) священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди ;

Аналогично решен вопрос в п. 7 ст. 3 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" (с изм.) // СЗ РФ. 1997. N 39. Ст. 4465.

Читайте также  Куда платить госпошлину за паспорт

5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Аналогично решается вопрос в ч. 5 ст. 56 АПК РФ: не подлежат допросу в качестве свидетелей судьи и иные лица, участвующие в осуществлении правосудия, об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с участием в рассмотрении дела, представители по гражданскому и иному делу – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителей, а также лица, которые в силу психических недостатков не способны правильно понимать факты и давать о них показания.

Соответствующие положения установлены и ч. 3 ст. 69 ГПК РФ, где определено, что не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника;

2) судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели – о вопросах, возникавших в совещательной комнате в связи с обсуждением обстоятельств дела при вынесении решения суда или приговора;

3) священнослужители религиозных организаций, прошедших государственную регистрацию, – об обстоятельствах, которые стали им известны из исповеди.

Согласно ч. 4 ст. 69 ГПК РФ помимо лиц, перечисленных в примечании к ст. 308 УК РФ (ч. 1 ст. 51 Конституции РФ), вправе отказаться от дачи свидетельских показаний: депутаты законодательных органов – в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением депутатских полномочий (п. 4), Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации – в отношении сведений, ставших ему известными в связи с выполнением своих обязанностей (п. 5) .

Аналогичная норма содержится в ч. 2 ст. 24 Федерального конституционного закона от 26 февраля 1997 г. N 1-ФКЗ "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" // СЗ РФ. 1997. N 9. Ст. 1011.

Необходимо обратить внимание, что указанные лица освобождаются от ответственности именно за отказ от дачи показаний, а не за дачу ложных показаний. В последнем случае уголовная ответственность по ст. 307 УК РФ наступает на общих основаниях.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется прямым умыслом, т.е. лицо сознает, что его показания важны для всестороннего и объективного расследования дела или его рассмотрения в суде, предвидит, что его отказ от дачи показаний может помешать этому, но желает действовать именно таким образом. Мотивы могут быть самые различные, в том числе и соответствовать указанным при рассмотрении ст. 307 УК РФ. Мотивы отказа не имеют значения для квалификации содеянного, но учитываются при назначении наказания.

Субъектом отказа от дачи показаний является вменяемое лицо, достигшее шестнадцати лет, привлеченное в установленном законом порядке к участию в деле в качестве свидетеля или признанное потерпевшим по делу (субъект специальный). Свидетели и потерпевшие, не достигшие шестнадцатилетнего возраста, не могут быть привлечены к уголовной ответственности.

Судебная практика по статье 308 УК РФ

То, что Д. и В. лица, дело в отношении которых выделено в отдельное производство и с которыми заключены досудебные соглашения о сотрудничестве, при допросе в судебном заседании по настоящему делу не предупреждались об ответственности по ст. ст. 307 и 308 УК РФ, соответствует требованиям закона, а также правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в соответствующих решениях.

Также Судебная коллегия считает необходимым отметить, что допрос В. в судебном заседании с предупреждением его об уголовной ответственности как свидетеля за дачу заведомо ложных показаний и вместе с тем непредупреждение его о предусмотренных главой 40.1 УПК Российской Федерации последствиях нарушения при даче показаний обязательств, указанных в досудебном соглашении о сотрудничестве, не влияет на допустимость и достоверность данных В. показаний в судебном заседании, а тем более показаний, данных им в ходе досудебного производства в качестве подозреваемого и обвиняемого, поскольку в судебном заседании В. которому судом также были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ о том, что он не обязан свидетельствовать против себя, подтвердил свои прежние показания и дал по существу аналогичные показания относительно фактических обстоятельств дела, то есть совершения преступлений в отношении К. организованной группой, в состав которой, кроме него, входили осужденные Гончар и Жуков, указав на участие и роль каждого из них при совершении преступлений. Более того, как указал Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 20.07.2016 г. N . на которое имеется ссылка адвоката Кивкуцана Н.А. в апелляционной жалобе, "По существу, степень обременения такими неблагоприятными последствиями для лица, нарушившего вытекающую из досудебного соглашения о сотрудничестве обязанность дать правдивые показания, которые должны наступать и в случае, если данные им не соответствующие действительности показания служат целям обвинения, может быть не меньшей, чем для свидетеля, привлеченного к уголовной ответственности на основании статей 307 и 308 УК Российской Федерации".

Суд обоснованно признал соответствующими истине показания Н., в которых он, не отрицая свою преступную деятельность по сбыту наркотических и психотропных веществ, уличал в этом также осужденных. Данную судом оценку его показаниям Судебная коллегия находит правильной, поскольку все сообщенные им обстоятельства нашли свое должное подтверждение, а в ходе предварительного следствия по делу к тому признавались Ефремовым и Смирновым, поэтому факт заключения с Н. досудебного соглашения не может являться достаточным основанием не верить свидетелю. Юридическую силу показаний Н. не подрывает имевший место его допрос в судебном заседании после предупреждения об уголовной ответственности по ст. 307 – 308 УК РФ, так как самому Н. его процессуальное положение было понятно, с учетом участия в его допросе защитника, который, как и сам Н., не счел указанные действия суда нарушением прав свидетеля. Что же касается содержания показаний, данных при таких условиях допроса, то их оценка была произведена судом по тем же правилам, которые установлены уголовно-процессуальным законом без предоставления этим показаниям преимущественного значения. Право на допрос названного свидетеля сторонами судом было в полной мере реализовано, для его дополнительного допроса причин не имелось и сторонами ходатайств об не подавалось.

Читайте также  Что должен знать председатель тсж

Считает, что объяснение свидетеля П. полученное 16 октября 2015 года, противоречит сведениям, данным ею в ходе допроса на предварительном следствии и судебном заседании, однако причину изменения показаний суд не выяснил. Полагает, что проведенные в ходе предварительного расследования очные ставки со свидетелями П. и П. не соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона, поскольку до их проведения были оглашены ранее данные ими показания, свидетель П. не был предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 – 308 УК РФ.

В соответствии с постановлением Конституционного Суда РФ от 20 июля 2016 года N 17-П, обвиняемый по уголовному делу, выделенному в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, может по ходатайству стороны обвинения участвовать в судебном заседании по основному уголовному делу в целях дачи показаний в отношении лиц, обвиняемых в соучастии в том же преступлении. Такое лицо в силу заключенного им досудебного соглашения о сотрудничестве, связанное обязательством сообщать сведения, изобличающие других соучастников преступления, по своему процессуальному статусу не является свидетелем по основному уголовному делу, на него не распространяются требования ст. ст. 307 и 308 УК РФ об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний и, соответственно, предусмотренные уголовно-процессуальным законом правила предупреждения допрашиваемого лица о такой ответственности.

Что касается протоколов допроса Т. в качестве подозреваемого от 03.03.2016 и 04.03.2016, то, вопреки доводам жалобы адвоката Сокольникова Ю.Н., в этих случаях Т. правомерно не предупреждался об уголовной ответственности по ст. ст. 307 – 308 УК РФ, поскольку субъектами данных преступлений являются только свидетели, эксперты и потерпевшие.

Так, согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в его постановлении от 20 июля 2016 года N 17-П, обвиняемый по уголовному делу, выделенному в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, может по ходатайству стороны обвинения участвовать в судебном заседании по основному уголовному делу в целях дачи показаний в отношении лиц, обвиняемых в соучастии в том же преступлении. Такое лицо в силу особенностей своего правового положения в уголовном процессе не является подсудимым (обвиняемым) по основному уголовному делу и в то же время как обвиняемый по выделенному уголовному делу, в силу заключенного им досудебного соглашения о сотрудничестве связанный обязательством сообщать сведения, изобличающие других соучастников преступления, по своему процессуальному статусу не является свидетелем по основному уголовному делу и на него не распространяются требования статей 307 и 308 УК Российской Федерации об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний и, соответственно, предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации правила о предупреждении допрашиваемых лиц о такой ответственности, а предупреждается он о предусмотренных главой 40.1 УПК Российской Федерации последствиях нарушения при даче показаний обязательств, указанных в досудебном соглашении о сотрудничестве.

Препятствием для исследования показаний М. не могло быть то обстоятельство, что последний не предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, поскольку правила оценки доказательств, которые предусмотрены УПК РФ и разъяснялись присяжным заседателям не содержат указаний на особенности оценки показаний допрашиваемых лиц в зависимости от возможности их привлечения к ответственности по ст. 307 – 308 УК РФ.

С учетом особенностей правового положения В. и Б., уголовные дела в отношении которых были выделены в отдельное производство, они при допросе в рамках данного дела в качестве свидетелей не подлежали предупреждению об уголовной ответственности по ст. ст. 307, 308 УК РФ, чем объясняется отсутствие их подписок в материалах дела, что предлагается адвокатом Щекотуровым рассматривать как нарушение уголовно-процессуального закона.

Вместе с тем распространение правил допроса свидетеля на процедуру дачи показаний лицом, уголовное дело которого выделено в отдельное производство, в судебном заседании по основному уголовному делу не превращает его – в системе действующего правового регулирования – и в свидетеля в собственном смысле этого слова (как относящегося к иным, помимо сторон обвинения и защиты, участникам уголовного судопроизводства), поскольку такое лицо одновременно является по выделенному уголовному делу обвиняемым в совершении преступления, в котором в рамках основного уголовного дела обвиняются его возможные соучастники. Тем самым такое лицо при допросе в производстве по уголовному делу в отношении другого лица, с которым оно связано обвинением в совершении одного деяния, не является надлежащим субъектом преступлений, предусмотренных статьями 307 и 308 УК Российской Федерации, и потому не предполагается возможность привлечения его к уголовной ответственности на основании указанных статей, а значит, и необходимость предупреждения о таковой при его допросе в производстве по основному уголовному делу (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 июля 2016 года N 17-П, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2014 года N 2951-О).

Не имелось оснований для признания недопустимым доказательством протокола допроса свидетеля Б. проведенного в г. Смоленске 8 июля 2016 года, поскольку он был допрошен оперативным сотрудником по письменному поручению следователя, с соблюдением требований ст. ст. 189, 190 УПК РФ, перед началом допроса ему были разъяснены права и обязанности свидетеля, предусмотренные ч. 4 ст. 56 УПК РФ, и он был предупрежден об уголовной ответственности по ст. ст. 308, 307 УК РФ и о применении технического средства (видеокамера "Панасоник"), каких-либо замечаний у свидетеля не имелось, правильность записи показаний в протоколе допроса удостоверена собственноручной записью свидетеля и его подписью, а также и его подписью на каждой странице протокола. Вместе с тем суд правильно отказал в просмотре видеозаписи допроса, поскольку она являлась неполной ввиду того, что в ходе допроса закончился диск в видеокамере.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector