Что грозит учредителю за долги ооо

Содержание

По общему правилу, физические лица — участники ООО никакой ответственности по долгам этого юрлица не несут. Именно ограничение ответственности и привело к популярности данной организационно-правовой формы. Однако из этого правила есть исключения. Причем, налоговики весьма активно пользуются этими исключениями для взыскания с участников налоговых долгов компании. О том в каких случаях и при каких условиях физлицам-учредителям придется оплатить долги ООО по налогам, читайте в нашей сегодняшней статье.

Ответственность участников ООО

Бизнесмены нередко задаются вопросами: кто отвечает по долгам ООО? Могут ли долги ООО быть взысканы с его участников — физических лиц? Ответы на эти вопросы вряд ли обрадуют недобросовестных коммерсантов. Да, участники организации могут быть привлечены к оплате ее долгов рамках трех процедур. Первая из них предусмотрена гражданским, а вторая — налоговым законодательством. А третья процедура связана с возмещением вреда, причиненного преступлением, и предусматривает взыскание с лиц, осужденных за уклонение от уплаты налогов сумм этих самых налогов.

Чем грозит банкротство ООО с долгами

Согласно ст. 56 ГК РФ, учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечает по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника. Но это общее правило, из которого предусмотрены исключения.

Одним из них является случай банкротства компании, к которому привели действия и решения лиц, которые имеют право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (п. 3 ст. 3 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»). А если мы заглянем в закон о банкротстве (Федеральный закон от 26.10.02 № 127-ФЗ), то увидим, что там эта ответственность расширена и распространяется не только на действующих участников, но и на тех, кто мог давать подобные обязательные указания в течение трех лет, предшествующих появлению признаков банкротства (п. 1 ст. 61.10 Закона).

Причем, как указывается в постановлении Президиума ВАС РФ от 06.11.12 № 9127/12, Гражданским кодексом и Законом о банкротстве установлены два различных вида ответственности. В частности, для взыскания задолженности компании с учредителей на основании Закона о банкротстве не нужно дожидаться собственно факта банкротства (т.е. вынесения арбитражным судом соответствующего решения).

Кроме того, в этом случае действует презумпция виновности. То есть, не налоговый орган должен доказать, что банкротство наступило в результате действий и решений участников, а последние должны доказать, что это не так. Причем, в ст. 61.11 Закона о банкротстве прямо приведены ситуации, когда предполагается, что расплатиться по долгам организация не может именно из-за действий контролирующих лиц. Например, если совершались сделки с активами на сумму, эквивалентную 20-25% общей балансовой стоимости имущества организации или меньшую, если это привело к невозможности осуществлять нормальную хозяйственную деятельность (письмо ФНС России от 16.08.17 № СА-4-18/16148@). Или если утрачены либо неверно составлены документы бухучета (пп. 2 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве).

В случае же с ответственностью, предусмотренной статьей 56 ГК РФ, все чуть сложнее (п. 22 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 № 6/8). Тут должна прослеживаться причинно-следственная связь между указаниями или действиями каждого конкретного участника и фактом банкротства организации, доказать которую должны инициаторы иска о привлечении участников к ответственности. Необходим и сам факт банкротства организации, т.е. признание этого факта арбитражным судом, или добровольное объявление о несостоятельности.

Тем не менее, и тот, и другой путь взыскания долгов организации с ее участников, руководства и учредителей, как показывает практика, весьма распространены. Причем этими возможностями активно пользуются как управляющие, действующие в интересах кредиторов, так и налоговые органы при взыскании налогов с учредителей и руководителей компаний-банкротов (см., например, постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 07.05.14 № А19-15646/2012, АС Западно-Сибирского округа от 12.08.15 № Ф04-254/2007 и от 15.09.15 № Ф04-14477/2014, АС Поволжского округа от 26.02.15 № Ф06-20495/2013 (оставлено в силе определением ВС РФ от 05.05.15 № 306-ЭС15-4383), ФАС Западно-Сибирского округа от 29.07.14 № А27-7188/2010). То есть, это вполне себе «живые» нормы, которые активно применяются для взыскания долгов организации с ее участников, учредителей и руководства.

С кого могут взыскать налоговые долги ООО

По общему правилу, каждый налогоплательщик обязан самостоятельно исполнять обязанности по уплате налога. Однако в НК РФ имеются положения, позволяющие взыскивать налоговую задолженность ООО не только с самого налогоплательщика, но и с иных лиц. Если первоначально в Кодексе речь шла только о взыскании налоговых долгов зависимых и дочерних обществ с материнских организаций, то впоследствии этот перечень сильно расширился. Последняя редакция ст. 45 НК РФ позволяет взыскивать налоговую задолженность с любых лиц, признанных судом каким-либо образом зависимыми с налогоплательщиком (редакция введена Федеральным законом от 30.11.16 № 401-ФЗ).

Итак, согласно текущей редакции ст. 45 НК РФ, налоговики имеют право взыскать налоги абсолютно с любого взаимозависимого лица: будь то организация, предприниматель или простое физическое лицо. Более того, это могут быть не только российские лица, но и иностранцы, в т. ч. не являющиеся налоговыми резидентами РФ (п. 2 ст. 45, п. 2 ст. 11 НК РФ, письмо ФНС России от 19.12.16 № СА-4-7/24347@). А раз так, то никто не мешает налоговикам предъявить подобные требования и к участникам, учредителям или руководству компании, как физическим лицам. Поэтому давайте разбираться в каких случаях им могут быть предъявлены требования об уплате налоговых долгов.

Поможет нам в этом уже упомянутое письмо ФНС России от 19.12.16 № СА-4-7/24347@. В нем проанализирован как сам текст п. 2 ст. 45 НК РФ, так и судебная практика по его применению (тут, кстати, заметим, что принудительно взыскать «чужие» налоги можно только через суд — об этом прямо сказано в ст. 45 НК РФ). Анализ позволяет выделить следующие критерии, когда требование о погашении налоговой недоимки может быть адресовано участникам, учредителям и руководству компании.

Когда налоги ООО могут взыскать с учредителей

Во-первых, взыскиваемая задолженность должна быть выявлена исключительно в рамках налоговой проверки. Так как статья 45 НК РФ не ограничивает проверки исключительно выездными, то, выходит, подойдет и камеральная. А значит, данному критерию будет соответствовать бо́льшая часть выявляемой задолженности, т.к. камеральные проверки сегодня — основной способ налогового контроля.

Во-вторых, данная задолженность должна числиться за организацией более трех месяцев.

Если перечисленные условия выполняются, инспекторы могут попробовать взыскать недоимку с третьих лиц, которые являются взаимозависимыми с организацией. Причем, в данном случае термин «взаимозависимость» используется в значительно более широком смысле, чем тот, которым оперирует ст. 105.1 НК РФ (определение Верховного Суда РФ от 16.09.16 № 305-КГ16-6003). Дело в том, что в п. 2 ст. 45 НК РФ есть термин «иная зависимость», который явно шире термина «взаимозависимость». Поэтому для целей взыскания налогов лица могут признаваться зависимыми даже если отношения между ними не соответствуют критериям ст. 105.1 НК РФ, но носят согласованный (зависимый друг от друга) характер и приводят к невозможности исполнения обязанности по уплате налогов их плательщиком.

Вместе с тем, для целей ст. 45 НК РФ применяются и признаки взаимозависимости, прямо зафиксированные в Налоговом кодексе. Как следует из определения Верховного Суда РФ от 14.09.15 № 306-КГ15-10508, положения п. 2 ст. 105.1 НК РФ применяются не только для целей контроля за рыночными ценами, но и для определения права налоговиков на взыскание налогов со взаимозависимого лица. То есть оснований для признания компании и ее учредителей (участников) или руководства зависимыми для целей ст. 45 НК РФ предостаточно.

Впрочем, одного лишь факта зависимости не хватит, чтобы налоговики могли предъявить такому лицу претензии по «чужим» налоговым долгам. В силу прямого указания в п. 2 ст. 45 НК РФ, подобное требование допускается только если эти лица совершали действия, направленные на уклонение от уплаты налогов. Некоторые из таких действий поименованы непосредственно в ст. 45 НК РФ: поступление выручки за товары, работы или услуги, реализуемые налогоплательщиком, на счета взаимозависимого лица, или совершение между взаимозависимыми лицами сделок, направленных на передачу денег и другого имущества после того, как стало известно о проведении в отношении налогоплательщика проверки (как выездной, так и камеральной).

При этом не важно носят ли данные сделки возмездный или безвозмездный характер, а также предполагают ли возврат имущества. То есть суд вполне может признать действием, направленным на уклонение от уплаты налогов, заключение договора займа, по которому в пользу участника выводятся денежные средства после того, как стало ясно, что проверка обернется доначисленями. И тому уже есть реальные примеры: см., например, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.01.16 № 09АП-55725/2015.

Обратите внимание: при наличии указанных выше оснований налоговая задолженность компании может быть взыскана с участников и учредителей даже после того, как компания-должник была признана банкротом (постановление АС Уральского округа от 03.02.2016 № А60-11984/2015). Добровольная ликвидация организации также не спасет зависимых лиц от необходимости расплатиться по ее налоговым долгам. Даже несмотря на то, что ст. 44 НК РФ говорит: обязанность по уплате налогов юридическим лицом прекращается при ликвидации этого юридического лица. Имеются примеры судебных решений, где налоговикам удалось убедить суд, что ст. 44 Кодекса не действует, если установлен факт уклонения от уплаты налогов при помощи взаимозависимого лица. В этом случае применяются специальная норма — п. 2 ст. 45 НК РФ, которая не содержит положения о том, что со взаимозависимого лица можно взыскать задолженность только «живого» юрлица (постановление АС Поволжского округа от 04.07.16 № А06-6687/2015).

Сроки давности

Не действуют в данном случае и сроки давности взыскания недоимки, установленные ст. 47 НК РФ (постановления АС Северо-Западного округа от 21.09.15 № Ф07-7120/2015, АС Поволжского округа от 04.07.16 № Ф06-10110/2016). Правда, за кадром остается вопрос о том, сколько же времени есть у налоговиков для подобного взыскания «чужих» налогов. На наш взгляд, в данном случае применимы выводы, сделанные в Постановлении Президиума ВАС РФ от 18.03.08 № 13084/07. Там сказано, что в силу универсальности воли законодателя, системного толкования и сравнительного анализа пп. 8 п. 1 ст. 23, пп. 1, 2 п. 3 ст. 44, п. 8 ст. 78, ч. 1 ст. 87, ст. 113 НК РФ окончательный срок для взыскания недоимки по налогам составляет три года с момента ее образования. В случае пропуска этого срока давности принудительного исполнения обязанности по уплате налога налоговый орган право на взыскание недоимок утрачивает полностью, в т. ч. и с зависимых лиц.

Преступление и возмещение вреда

По общему правилу, вред, причиненный преступлением, подлежит возмещению лицом, признанным виновным в совершении такого преступления. Также подобное взыскание возможно при прекращении уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям (к примеру, по амнистии или в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности). Соответственно, в случае с налоговыми преступлениями вред — это сумма неуплаченного налога и начисленные на нее пени. Именно их можно взыскать с преступника. Примечательно, что порядок взыскания этих сумм регулируется нормами не уголовного, а гражданского права (ст. 1064 и 1068 ГК РФ). Взыскание происходит на основании решения суда, которое может быть вынесено по соответствующему иску, заявленному либо в рамках уголовного дела (ст. 54 УПК РФ), либо отдельно, уже после вынесения приговора или прекращения уголовного дела (пп. 14 п. 1 ст. 31 НК РФ).

В конце 2017 года о такой ответственности высказался Конституционный суд. Постановлением от 08.12.17 № 39-П высокий суд подтвердил правомерность взыскания налоговых платежей (недоимки и пеней), начисленных налогоплательщику-организации, с физических лиц, по вине которых эти платежи не попали в бюджет. При этом судьи отдельно указали на то, что вред можно взыскать как при вынесении приговора судом, так и при прекращении дела на любой предыдущей стадии, если таковое произошло по нереабилитирующим основаниям. Также КС РФ обратил внимание на недопустимость взыскания с физлиц налоговых штрафов, начисленных организации в связи с неуплатой налогов, т.к. такие суммы, по мнению КС РФ, не относятся к категории «вред, причиненный преступлением».

Одновременно КС РФ сделал несколько важных уточнений, которые обязательно должны учитываться судами при рассмотрении исков налоговиков (или прокурора) о взыскании ущерба в виде неуплаченных налогов и пеней с виновных физических лиц.

Во-первых, такое взыскание возможно лишь при наличии доказательств окончательной невозможности исполнения соответствующих обязанностей самой организацией-налогоплательщиком. То есть сначала инспекторы (прокурор) должны попытаться взыскать неуплаченные суммы с организации. Только если это невозможно сделать по объективным причинам (ликвидация организации или фактическое прекращение деятельности, отсутствие имущества и т.п.), можно говорить о предъявлении иска к физическим лицам.

Во-вторых, предъявлять иски к фигурантам уголовного дела можно лишь после того, как предприняты попытки взыскания налоговой задолженности с контролирующих лиц в порядке, предусмотренном ГК и НК РФ (их мы детально описали выше).

Единственным исключением из этих двух правил является ситуация, когда установлено, что юридическое лицо служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего его физического лица (т.е. фактически организация не является самостоятельным участником экономической деятельности). В таком случае вред, причиненный бюджету в связи с совершением преступления, можно взыскивать с виновного контролирующего физлица сразу, без установления факта невозможности исполнения юридическим лицом соответствующих налоговых обязательств самостоятельно.

В-третьих, Конституционный суд постановил обязательно учитывать размеры налоговых обязательств юрлица, вменяемых физическому лицу в рассматриваемом порядке. При этом судьи отметили, что целью в данном случае является не финансовое наказание физического лица, а возмещение ущерба бюджету. Поэтому суд, решая вопрос о взыскании ущерба, обязательно должен учитывать имущественное положение физического лица, в том числе — факт его личного обогащения в результате совершения преступления, степень вины и степень влияния на поведение организации, а также иные имеющие значение обстоятельства.

Проще говоря, величина ответственности за вред, причиненный единственным участником — генеральным директором, имеющим возможность полностью контролировать поведение компании, должна быть выше, чем, к примеру, у наемного менеджера, обязанного отчитываться перед учредителями либо предварительно согласовывать с ними свои действия. А лицо, которое совершило преступление не с целью личного обогащения, должно возмещать вред бюджету в меньшем размере чем тот, кто пустил сэкономленные на налогах средства на личные нужды.

В-четвертых, КС РФ высказал свою точку зрения в отношении доказывания вины при взыскании ущерба с лиц, уголовное преследование которых было прекращено по нереабилитирующим основаниям. Тут судьи указали, что материалы прекращенного уголовного дела для целей дальнейшего взыскания ущерба являются обычным письменным доказательством и никакого приоритета для суда не имеют. Поэтому суд, рассматривающий иск о взыскании ущерба, ни в коей мере не связан решением о прекращении уголовного дела в части установленности состава гражданского правонарушения. Поэтому в таком случае суд обязан произвести всестороннее и полное исследование всех имеющихся доказательств по делу и дать им оценку. То есть, в этом случае мы, по сути, имеем дело с обычным гражданским процессом.

Василий Иванов — молодой, талантливый и предприимчивый технический специалист — решил открыть свой бизнес, так как придумал мега-продукт. На старте бизнеса он уволился с работы, зарегистрировал ООО с 10 тыс. уставного капитала, вложил немного своих денег, взял небольшой кредит, нанял на работу 5-ых технических специалистов. Работа пошла, но через полгода оказалось, что у продукта нет будущего, деньги закончились, кредит не погашен, перед сотрудниками задолженность по зарплате за 2 месяца на сумму 400 тыс. рублей чистыми и перед бюджетом на сумму 204 тыс. рублей (примерно +51% от суммы задолженности перед сотрудниками, т.к. тут 13% НДФЛ, 31% ПФР + ФОМС и по мелочи). В общем, дела плохи, пора закрываться и возвращаться к работе «на дядю».

Вопрос: что делать Василию с долгами и ООО?

Можно ли ему обанкротить ООО с потерей лишь 10 тыс. уставного капитала, и чтобы ему за это ничего не было? Действительно ли учредитель ООО страхует все свои риски величиной уставного капитала?

Давайте разбираться. Общество с ограниченной ответственностью – самая популярная в России организационно-правовая форма. Делая выбор между ИП и ООО, начинающие бизнесмены основным аргументом в пользу ООО считают ограничение ответственности общества размерами уставного капитала. Гражданский кодекс подтверждает, что учредители не отвечают по долгам юридического лица. ИП же несёт ответственность всем своим имуществом.

Так ли это на самом деле? Рассмотрим этот вопрос с понятиями «субсидиарная ответственность», «бенефециарный владелец», «контролирующее должника лицо». Не знаете, какое отношение имеют эти определения к ограниченной ответственности ООО? Самое прямое.

  • субсидиарная ответственность – это дополнительная и неограниченная ответственность руководителей и учредителей ООО по обязательствам своей организации;
  • бенефециарный владелец (он же конечный выгодоприобретатель) – лицо, которое является фактическим собственником компании, даже если в состав учредителей оно не входит;
  • контролирующее должника лицо – лицо, имеющее или имевшее в последние два года перед признанием ООО банкротом возможность влиять на его деятельность.

А теперь подробнее.

Пока ООО в добром здравии, работает и отвечает по своим обязательствам, никто на личное имущество учредителей посягать не вправе. Но если бизнес не пошёл или компания изначально создавалась не с самыми чистыми намерениями, то при наличии непогашенных долгов перед кредиторами общество обязано объявить себя банкротом.

И вот тут при нехватке капитала ООО для покрытия своих долгов в силу может вступить статья 3 закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ: «В случае несостоятельности (банкротства) общества по вине его участников… на указанных участников в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам».

Да, конечно, кредиторы должны доказать, что к банкротству общества и наличию непогашенных долгов привели именно действия участников или других контролирующих лиц. И доказывают! Интересующиеся могут поискать в сети обзор арбитражной судебной практики по делам о привлечении к субсидиарной ответственности учредителей (участников) ООО. Такие иски активно рассматриваются в судах с 2009 года, и учредители действительно расплачиваются своим имуществом по обязательствам созданной ими компании. Вот такая получается неограниченная «ограниченная» ответственность.

«Позвольте, — скажете вы, — а почему мы говорим только об ответственности участников ООО? А если фирмой руководил сторонний директор. К нему и все вопросы.»

Ну, во-первых, согласно статистике нашего сервиса по подготовке документов для регистрации ООО и ИП, всего лишь в 19% случаев директором становится сторонний наёмный работник не из числа учредителей (6775 из 35462 комплектов документов). А во-вторых, как раз для того, чтобы не перекладывать всю ответственность за банкротство на руководителя, часто номинального, закон № 127 «О несостоятельности» ввел понятие «контролирующее должника лицо».

Под этими лицами понимают, в том числе, участников ООО, которые давали директору указания действовать определённым образом. И не только действующих участников, но и тех, кто входил в состав общества не далее, чем два года назад. Директор, который тоже несёт свою долю ответственности, может от неё освободиться, если докажет, что при доведении компании до банкротства действовал по прямому указанию учредителей.

Более того, в отношении лиц, контролирующих должника (читай – участников ООО), действует презумпция вины. Это означает, что пока не доказано иное, считается, что общество стало банкротом благодаря их действиям или бездействию, если:

  • сделки, которые причинили вред кредиторам, совершены с одобрения или в пользу контролирующего лица;
  • обязательные документы бухгалтерского учета отсутствуют или искажены.

Можно ли избежать субсидиарной ответственности участников, если не заявлять о банкротстве, а быстро распродать всё, что осталось из имущества, и ликвидировать ООО? Можно, конечно, но не советую, чтобы, кроме разборок с кредиторами, не попасть ещё и под уголовную ответственность по статье 195 УК РФ.

К сожалению, а для кредиторов к счастью, ООО так просто не закроешь. Это ИП может сняться с регистрационного учета всего за пять дней и с долгами. Его кредиторы тоже, конечно, в покое не оставят, но закрыть ИП с долгами вне процедуры банкротства можно. Кстати, предпринимателю в некоторых случаях даже выгодно признать себя банкротом, но это уже другая история.

Что касается ООО, то если в процессе ликвидации выясняется, что его имущества для удовлетворения требований кредиторов недостаточно, ликвидационная комиссия обязана подать заявление о банкротстве. Поэтому не стоит верить сомнительным объявлениям организовать быструю ликвидацию ООО с долгами без процедуры банкротства.

Для защиты интересов кредиторов при выводе активов (это когда всё имущество компании быстро и недорого распродается, часто своим же людям) законом о банкротстве введена глава об оспаривании сделок должника. Эти нормы позволяют оспорить сделки, совершённые с целью вывода активов, и вернуть реализованное имущество или его действительную стоимость в конкурсную массу. Причем, сделки, совершенные не только накануне подачи заявления о банкротстве, а за предыдущие три года.

Об удовлетворении своих интересов за счёт участников ООО заявляет и государство. Статья 49 НК РФ: «Если денежных средств ликвидируемой организации … недостаточно для исполнения в полном объеме обязанности по уплате налогов и сборов, причитающихся пеней и штрафов, остающаяся задолженность должна быть погашена учредителями (участниками) указанной организации».

Приведем пару показательных примера привлечения к субсидиарной ответственности участников ООО и лиц, контролирующих должника:

    ООО «ТД Вега», имея собственный непогашенный кредит на сумму 93 млн рублей, по решению общего собрания участников становится поручителем по кредиту для ООО «Арт Вижен Групп». Объём взятых на себя обязательств по договору поручительства – 122 млн рублей, при этом балансовая стоимость активов «ТД Вега» составляет только 99 млн рублей. Для подписания договора поручительства не имелось никакой экономической целесообразности, и в результате действий руководителя и участников ООО «ТД Вега» доведено до банкротства. Суд признал вину руководителя и двух участников общества и привлек их к субсидиарной ответственности: по 42,6 млн рублей с каждого. (Определение арбитражного суда г. Москвы по делу № А40-82872/10-70-400"Б").

  • Участники ООО «Дуслык» в процессе реорганизации вывели все активы в другую созданную ими компанию. При этом само общество имело задолженность по налогам, и ИФНС обратилась с заявлением о признании ООО «Дуслык» несостоятельным. В рамках привлечения к субсидиарной ответственности суд обязал участников общества выплатить задолженность по налогам в сумме 675 тысяч рублей. (Решение арбитражного суда Республики Башкортостан по делу № А07-7955/2009).
  • В общем, вести бизнес надо осмотрительно. И если что-то пошло не так, а такое происходит чаще, чем если что-то пошло на «ура!», то 10 тыс. рублями уставного капитала можно не отделаться. Спасибо за внимание.

    И да, чуть не забыл, Василию из примера выше реально надо напрячься и вернуть как минимум деньги сотрудникам. Или же быть готовым ко всему.

    Тем, кто заинтересовался данной темой и для кого она оказалась злободневной, рекомендуем ознакомиться со статьёй: Ответственность учредителя за деятельность ООО в 2016 году

    Только зарегистрированные пользователи могут участвовать в опросе. Войдите, пожалуйста.

    Реальна ли субсидиарная ответственность, на ваш взгляд?

    Реальна ли субсидиарная ответственность, на ваш взгляд?

    Похожие публикации

    • 6 декабря 2016 в 09:08

    Что выгоднее открыть разработчику: ИП или ООО? Небольшой Чек Лист

    Нужны ли книжные советы начинающим предпринимателям?

    Сколько зарабатывает программист в Москве по мнению ФНС

    AdBlock похитил этот баннер, но баннеры не зубы — отрастут

    Вакансии компании Regberry.ru

    Комментарии 64

    Согласитесь, вы написали ерунду.

    Если банкротить ООО (не со злым умыслом, а если «не шмогла я»), то надо обязательно:

    1. погасить долги по зарплате;
    2. рассчитаться по НДФЛ и НДС.

    Остальных можно прокинуть:

    1. поставщиков и кредиторов (я считаю, что это очень плохо для кармы, и вообще западло);
    2. Пенсионный фонд (а вот тут у меня никаких терзаний совести нет);
    3. государство по налогу на прибыли или единому налогу.

    Неприятно, но не смертельно. Причём лучше на банкротство подавать самому, когда понимаешь, что «приплыли», чем ждать, когда возьмут за жабры.

    Может — сначала открыть ИП, заработать года за 4 этот самый 1000000, а затем открыть юрлицо?

    Т.н. «безвиновная» ответственность действительно в нашем гражданском праве присутствует. Но приведенный Вами пример к ней не относится. Все случаи такой ответственности отдельно оговорены в законах, и основной пример ее — ответственность владельца источника повышенной опасности. Например, владельца автомобиля или, скажем, предприятия. Так, владелец автомобиля в любом случае будет нести гражданско-правовую ответственность, если его автомобилем был причинен вред третьим лицам (даже при отсутствии уголовной и административной ответственности). Скажем, неисправность тормозной системы, которая возникла не по вине владельца авто и привела к тому, что машина «снялась» и укатилась в какой-нибудь киоск. Или даже (в этом примере обычно у всех начинает сильно бомбить) если некий Василий Пупкин совершит наезд на пешехода исключительно по вине пешехода (вылез за ограждение, бросился под машину и пр.), так, что будет установлено, что ПДД Пупкиным нарушено не было, ни к административной, ни к уголовной ответственности он не привлекается, то Пупкин все равно будет нести гражданско-правовую ответственность перед пешеходом или его родственниками (правопреемниками) как владелец источника повышенной опасности. Применительно к предприятию же наиболее популярный пример — это выбросы и вредные отходы. Если происходит какая-то утечка или выброс в атмосферу каких-то токсичных веществ или отходов, то предприятие даже при отсутствии вины в данном происшествии несет гражданско-правовую ответственность перед всеми пострадавшими. Все случаи безвиновной ответственности отдельно оговорены в законах, и Вашего примера там нет, можете успокоиться 🙂

    Что касается ответственности учредителей. Вина руководства или владельцев компании, приведших организацию к банкротству всегда кажется логичной, да. Мол, кто ж виноват, если вот они руководили, руководили и доруководились? Но мы с Вами должны отличать (и суды, как правило, прекрасно отличают) ситуации, когда с одной стороны у нас есть бездарный или просто неудачливый управляющий, а с другой — лицо, которое планомерно вело предприятие к гибели. Действительно, наличие причинно-следственной связи между реализацией руководством (владельцами) организации своих полномочий и совокупностью юридически значимых действий, совершенных управляемой таким директором или подконтрольной соответствующим владельцам организацией, результатом которых стало ее банкротство, является необходимым условием возложения субсидиарной ответственности. В то же время, если руководство организации и (или) ее владельцы докажут (а доказывать тут придется да), что их действия, приведшие к банкротству организации, являлись частью обычного хозяйственного оборота и не были направлены ни против самой организации, ни против ее контрагентов, ни о какой субсидиарной ответственности речь идти не будет.

    Вот здесь очень опасно бывает «добивать раненую лошадь». Мне известны случаи, когда предприятие в результате неумелого управления и банального головотяпства со стороны директора попадало в крайне неприятную финансовую ситуацию — становилось неплатежеспособным по части своих обязательств. Владелец долго и искренне расстраивался, а потом, чтобы, как ему казалось, минимизировать убытки, вывел активы, распродал имущество и обанкротил свое детище. Так вот, у суда не было претензий к тому, что как ООО оказалось на коленях, ибо первичные финансовые потери были связаны с ведением предприятием обычной хозяйственной деятельности. А вот к «закапыванию стюардессы» у суда возникли вопросы. И владелец закономерно выхватил субсидиарную ответственность по долгам предприятия. Здесь

    Поэтому к этому вопросу всегда надо относиться серьезно. ООО действительно убережет своего учредителя от ответственности по своим долгам, но только в том случае, если действия учредителя являются добросовестными.

    Читайте также  Сколько стоит перепланировка дома
    Ссылка на основную публикацию
    Adblock detector